Adunithil anNair
Сделай доброе дело - помоги Злу победить! // Душитель свободы и демократии// EVIL IS GOOD

Аранарт и Арвен бережно перенесли больную в одну из пустующих дальних комнат дворца, где никто не смог бы ее найти. Поначалу предводитель дунэдайн опасался, что Элронд и Глорфиндейл могут вспомнить о своей несчастной пленнице и задаться вопросом, куда она делась, а то и начать ее искать, но потом понял, что все его страхи беспочвенны – Элронд, озабоченный тем, что у него не ладится семейная жизнь, проводил все свободное от ругани с Келебриан время в обнимку с бутылкой, а верные соратники составляли ему компанию. Судя по всему, неизвестную женщину уже давно забывали кормить, а от жажды она не умерла лишь потому, что сквозь дырявую крышу здания внутрь затекал дождь и залетал снег.

Своими мыслями на этот счет арнорец поделился с Арвен, на что та ответила нечто уж совсем неожиданное, но от того не менее страшное.

- Ну неужели ты думаешь, что мой отец и в самом деле настолько жестокий? – сказала она с горькой иронией. – Он всего лишь забывчивый, когда выпьет чересчур много, может же он о чем-то забыть?

Аранарт давно понял, что ей в родном доме живется несладко, но однажды, когда они вместе поили больную целебными отварами, она поделилась с ним своими мыслями, от которых ему стало совсем не по себе.

- Хорошо тебе, ты вот женился, и у тебя есть маленький сын, может, еще дети будут, - грустно произнесла она. – Меня отец, наверное, никогда и ни за кого замуж не пустит, все-то ему плохи, никто мне в супруги не годится! Мне вот тоже семью и деток хочется, а ничего не выходит, все парни, которые пытались ко мне свататься, отцу не нравятся!

Предводитель дунэдайн в это время смотрел на девушку, на ее стройную фигуру, которую красиво облегало тонкое платье из серебристой ткани, на ее темные волосы, достойные сравняться цветом с небом в беззвездную ночь, на ее прекрасные сияющие глаза – смотрел так, словно они виделись в последний раз и он мечтал запомнить ее облик на всю оставшуюся жизнь, и думал, что в свое время с куда большей охотой женился бы на дочери Элронда, если бы тот позволил. Его жена, безусловно, была очень хорошей и доброй женщиной, она происходила из древнего дунаданского рода, и его покойный отец, князь Арведуи, наверняка бы одобрил его выбор, но все же она не Арвен. Какой бы прекрасной она ни была – она не Арвен. Нет, не Арвен… Хорошо, что эльфы не умеют читать мысли, а то что бы она сказала, узнав, как он на самом деле к ней относится? Может быть, испугалась бы и стала его избегать. Теперь и остается только что смотреть и думать… но он все же лорд дунэдайн, и для него долг перед народом превыше всего. Он же свой долг выполнил и поступил, как подобает правителю – всегда был со своими людьми в горе и радости, во времена войны и мира, женился и произвел на свет наследника. Его совесть чиста, а если речь идет о долге, тут не до личного счастья – он все-таки не простой фермер, чтобы вступать в брак с кем пожелает, да и Арвен не крестьянская дочка.

Бережно искупав неизвестную эльфийку, Аранарт и Арвен обратили внимание на то, что не так давно она была очень красива, и у нее были длинные светлые волосы, которые теперь свалялись в жуткого вида грязный колтун, а при попытке их расчесать вылезали целыми прядями. В итоге они осторожно обрезали их как можно короче и уложили бывшую пленницу в теплую постель. Время от времени она то впадала в забытье или бредила в лихорадке, то приходила в себя и по-прежнему безучастно смотрела в пространство, лишь немного оживляясь, когда ее спасители приносили ей еду, питье или снадобья. Где-то пару недель Аранарт сомневался, что она вообще выживет, но потом женщина понемногу начала их узнавать, отвечать на вопросы и наконец даже смогла рассказать о том, кто она такая.

- Что ты об этом думаешь? Обо всех этих… темных эльфах и прочем? – спросила его Арвен, которая сидела в углу, сцепив пальцы.

- Знаешь, поверья у разных народов бывают всякие, - уклончиво ответил ее друг, который не любил вступать в споры на подобные темы, - я во время своих странствий по незнакомым местам чего только не наслушался. Дело их, я не собираюсь с кем-либо это обсуждать или убеждать его в том, что их легенды лгут и не так все было, у всех свои сказания. Одно я понял точно: эта женщина может быть очень дорога кому-то из мордорцев высокого ранга, вероятно, даже Верховному Назгулу или Саурону. А раз уж жизнь поставила меня в такие обстоятельства – у меня нет иного выхода, кроме как предложить Врагу обменяться пленными.

Девушка вздрогнула и поежилась, словно от внезапного порыва холодного ветра.

- Что это тебе в голову пришло?! Держать заложника – это… у меня даже слов нет, как это назвать! На подобное только у таких, как Саурон, ума хватает, да еще вон у отца с его подручными!

- Я не собираюсь держать заложников, - резко возразил Аранарт. – Об этом не может быть и речи, я же, в самом деле, не Враг и не монстр какой. Я просто хочу предложить честный обмен пленными, - он говорил вполголоса, стараясь не разбудить спящую эльфийку. – Естественно, когда Оннэле проснется, я объясню ей, в чем дело и как я хочу поступить. Ты прекрасно знаешь, что мы не можем бросить Эарнура в беде – и мы не сделаем этого.

За окном была уже весна, на деревьях распускались первые нежные листочки, и крупные капли дождя вовсю барабанили по крышам и подоконникам. В разрывы туч иногда врывались яркие солнечные лучи, и арнорец вновь вспомнил своего злосчастного родича, который сейчас наверняка не видит всего этого – или видит сквозь решетку темницы.

Где-то около часа Арвен и ее друг просидели в гробовом молчании, пока их гостья наконец не проснулась. Аранарт напоил ее горячим чаем с сочниками, а потом поведал ей о своем несчастье.

- Я очень сожалею, что с вами такое приключилось, - сказал он, - к сожалению, война не выбирает, кто станет ее очередной жертвой, и под ее молот попадают все: и виновные, и невиновные, и мирные крестьяне, и воины, и женщины, и дети. Как вы сами понимаете, путь в земли вастаков и харадрим мне заказан, поэтому я не смогу отвезти вас, как только вы окончательно поправитесь, к кому-то из ваших знакомых. Однако могу твердо обещать, что в какое-нибудь приграничное поселение вас точно доставлю, а там уж вы доберетесь до вашей харадской подруги, о которой вы говорили, или до кого-то еще из своих. Но прежде я хотел бы попросить вашей помощи в одном важном деле. От этого зависит жизнь другого человека.

Та внимательно посмотрела на арнорца.

- Вы спасли меня от верной смерти, князь Аранарт, и я помогу вам, чем смогу, хотя сейчас от меня толку мало.

- Мой близкий родич и друг в плену у Саурона, которого вы называете Ортхэннэром, - объяснил тот. – Он взял Эарнура в заложники и потребовал у меня в обмен на его жизнь и свободу голову Элронда. Как вы сами понимаете, пойти на такое я не могу, но и бросить родича на верную смерть тоже не могу.

Оннэле чуть слышно усмехнулась.

- Знаете, даже если бы вы и в самом деле принесли Ортхэннэру то, что он просит, нельзя быть уверенным в том, что он вас не обманет. Мы с ним дружили в детстве, и я даже, кажется, ему нравилась, в моей душе до сих пор остались к нему теплые чувства, и я не могу испытывать к нему неприязнь, что, впрочем, не отменяет того, что Ортхэннэр стал вести себя по отношению ко всем вокруг не лучшим образом. Если ваш родич по той или иной причине представляет для него ценность – ему ничего не стоит вам солгать.

Аранарт подошел ближе и поправил ей одеяло, потом задернул шторы, и комната погрузилась в зеленоватый сумрак.

- Вот потому я и прошу вашей помощи, - его голос звучал почти умоляюще. – Я мог бы просто отвезти вас к харадской границе и отпустить на все четыре стороны, я не воюю с женщинами, но мой родич в беде, и мой долг – спасти его. Как я смог понять, вы наверняка дороги Саурону и его подручным. Поэтому я хочу отправиться к Вратам Мордора и обменять вас на Эарнура.

Эльфийка слегка закашлялась – к счастью, стараниями Аранарта кашель у нее был уже скорее остаточный, без крови.

- Я вас понимаю, князь Аранарт, - тихо ответила она. – Наверняка на всем западе Средиземья не найдется ни одной семьи, которую бы пощадила война. У меня самой был маленький сын. Я даже не успела дать ему имя – отдала на попечение одной женщине с дочкой чуть постарше, они уходили от войны в леса на север. Не знаю, что с ними стало, надеюсь, им удалось спастись. Разумеется, я помогу вам, но я совсем не уверена в том, что ваша затея увенчается успехом.

- Это еще почему? – в один голос воскликнули Арвен и ее друг.

- Вы не знаете Ортхэннэра, - нахмурилась Оннэле. – Я ему не нужна. Уж если он требует от вас голову Элронда в обмен на вашего родича, то не отступится, и такое неравноценное предложение его не устроит. Я вам говорила про мою подругу из Харада, так вот, во время войны Последнего Союза он со спокойной душой бросил ее на произвол судьбы в плену у врагов, и его не волновало, где она и что с ней. Наш общий приятель пришел к нему и пытался уговаривать Ортхэннэра помочь Аллуа, но тот пришел в ярость, надавал Олло пощечин и едва ли не в буквальном смысле слова плевался ядом. Поэтому я, конечно, поеду с вами, но надеяться на успех не советую.

Аранарт некоторое время молчал и смотрел в стену, словно пытаясь осмыслить то, что было ему сказано, после чего проронил:

- Если ничего не получится и Саурон не согласится обменять Эарнура – или то, что от него осталось – на вас, то я, как и обещал, отвезу вас в какой-нибудь харадский приграничный торговый город, оставлю вам еды и денег, а там вы доберетесь до своих. Надеюсь, ваша подруга жива или Элронд ее тоже довел до тяжелой болезни либо убил? – с негодованием добавил он.

- Жива и здорова, и я без труда ее найду, ее на юге все знают, - успокоила его Оннэле.

- А если все получится, то я буду очень признателен вам за помощь, - поблагодарил ее предводитель дунэдайн и осторожно поинтересовался, - как вы думаете, учитывая все то, что вы мне тут говорили про Саурона – что он сделал с Эарнуром? Надеюсь, он не совсем уж жутко его изуродовал?



ficbook.net/readfic/246118/11025683#part_conten...

@темы: фанфики, Средиземье