Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:50 

Хроники-6, глава 36

Adunithil anNair
Сделай доброе дело - помоги Злу победить! // Душитель свободы и демократии// EVIL IS GOOD
Онага/Ли Мей, пока у них не очень ладится


Ли Мей по старой привычке проснулась на рассвете. Встав с постели, она быстро умылась и оделась; есть ей почему-то пока не хотелось, и она решила пойти прогуляться, благо почти все во дворце еще спали. Она натянула сапоги, набросила новую куртку – ярко-желтую, с какими-то цветами, которую совсем недавно купила себе в местном магазине, и вышла на погруженные в утренний сумрак городские улицы. Пасмурное небо выглядело безнадежно-печальным, и девушка подумала, что в какой-то мере погода отражает ее собственное состояние – она чувствовала себя не то чтобы грустной, но скорее растерянной и окончательно запутавшейся в жизни.

Причиной было то, что она поняла совсем недавно: будучи совершенно неопытной в любви, она практически не общалась с мужчинами именно как с мужчинами. Как с братьями, односельчанами, соседями или одноклассниками – да, но до сих пор никто из них не пытался оказывать ей знаки внимания, как это принято в большинстве стран – ее родная Вэйналия была в этом плане несчастливым исключением. Там мужчины и женщины создавали семьи, растили детей, проживали жизнь, не имея ни малейшего понятия о том, как ухаживать друг за другом – когда человек достигал подходящего возраста, родители или старшие родственники просто подбирали ему пару, говоря, что в такой-то день он вступит в брак с таким-то. Когда Онага не так давно пригласил ее погулять и сводил в ресторан, она поначалу отнеслась к этому совершенно спокойно – вполне закономерно, что ему хочется познакомиться поближе с людьми, которые у него работают, и понять, что они за личности и чем живут. Ли Мей ожидала, что этим ее знакомство с Королем-Драконом и ограничится – как ей подумалось, она произвела на него вполне приятное впечатление, более того, Шэнг Цунг и Лоран отзывались о ней как о человеке исполнительном, ответственном и надежном. Однако в последующие дни она поняла, что симпатична ему не просто как человек – он как будто нарочно искал встречи с ней и заводил разговоры, а потом как-то раз даже подмигнул ей на прощание и поцеловал руку.

Интерес с его стороны очень сильно смутил и даже расстроил Ли Мей: она не ожидала такого и, во-первых, не понимала, как нужно себя вести в подобных случаях, во-вторых, ей казалось, что происходит нечто очень нехорошее и неправильное. С детства ей внушали, что необходимо знать свое место и строго соблюдать субординацию: если ты крестьянин, то и жениться тебе суждено только на крестьянке и ни на ком ином. Простолюдинке не быть женой знатного человека, а смертному или смертной не пара божество. Еще когда она была совсем маленькой, в ее деревню иногда наведывались солдаты наместника – в общем-то, они не делали никому ничего плохого, так, порой просто требовали, чтобы крестьяне накормили их за свой счет свеженькой курятиной или гусятиной. Им нужно было создать видимость того, что они вроде как надзирают за порядком, хотя на деле никто и без их присутствия не нарушал законов и обычаев Вэйналии, и они, немного покрутившись среди простого люда, убирались восвояси, но местные жители на всякий случай все равно прятали своих дочерей и жен, если те вдруг были еще молоды и недурны собой. Став постарше, она поинтересовалась, к чему такие предосторожности, на что мать ответила ей, что власть имущим может прийти в голову все что угодно, а найти на них управу практически невозможно.

- Будь осторожна и бдительна, - внушали ей старшие. – Украшение девушки – ее молодость и свежесть, но она же может стать ее проклятием. Если человек наделен властью, он не спрашивает позволения, он просто берет то, что пожелает – еду, деньги, женщин. Воины наместника требуют, чтобы мы их кормили, но кто знает, может, в следующий раз они потребуют наших жен? Ты должна вести себя так, чтобы на тебя никто ни в коем случае не обратил внимания. Мы не сможем им отказать, мы люди простые, но кто потом возьмет в жены бесчестную девушку или примет назад в дом свою жену, которая обнимала чужого мужчину?

Ли Мей слушала наставления и, как ей советовали, каждый раз при появлении в деревне воинов наместника или иных власть имущих лиц пряталась в подвале или хлеву, занимаясь всякой домашней работой. Однако теперь она, забыв в потоке повседневных забот эти мудрые слова, потеряла осторожность и, сама того не желая, привлекла к себе внимание наделенного властью и могуществом человека… вернее, даже не совсем человека. Теперь она снова остро ощутила свое одиночество и смертельную тоску, от которой ей хотелось рыдать в голос, лишь бы заглушить это чувство, но она сдерживалась. С кем бы об этом поговорить? С Мавадо? В какой-то момент она так и сделала – попыталась обратиться за помощью к своему другу, но тот не усмотрел в действиях Онаги ничего предосудительного.

- А чего тут такого? – пожал плечами Мавадо. – Лично мне кажется, что он не имеет в виду вообще ничего личного, просто хочет быть со всеми своими людьми вежливым и предупредительным. Во многих странах так принято, например, подавать женщине пальто, целовать руку, придерживать дверь или угощать в ресторане, при этом она может совершенно не нравиться мужчине в том самом смысле.

- Ну, - замялась Ли Мей, - женщин вокруг действительно много, однако с другими он ведет себя куда более холодно, мне кажется, это связано с тем, что они уже несвободны…

- Ли, тебе это действительно только кажется, - ответил ее приятель. – Ну даже если вдруг и не кажется, опять же это сугубо твой личный выбор – принимать его ухаживания или нет, тебя же никто больше не тянет силком замуж. Если вдруг Онага и в самом деле к тебе неровно дышит, ты в любой момент можешь сказать ему, что он тебе не нравится и ты не хочешь с ним встречаться, а если, напротив, он тебе тоже отнюдь не безразличен, то кто вам мешает? Он не женат, ты не замужем, так за чем же тогда дело стало?

Девушка только всплеснула руками – она, конечно, знала, что для внешнемирцев и их сторонников не существует практически никаких традиций и условностей, но не до такой же степени, как можно быть таким непонятливым?

- Ну как это за чем, - попыталась объяснить она Мавадо, словно младшему брату, который в силу возраста еще не знает, что и как принято делать. – Мы с ним слишком разные.

- В смысле – разные люди, друг друга не понимаете и в этом смысле друг другу не подходите? Если так, то и в самом деле даже не стоит пытаться, все равно разругаетесь.

- Нет, Мавадо, - печально ответила она, - я не могу сказать, чтобы мы с ним не ладили. Скорее наоборот, с ним интересно разговаривать. Но мы слишком разные в смысле… я даже не знаю, как объяснить, я же простая девушка из Вэйналии, я там даже не в столице жила, а он...

- Я понял, в смысле социального положения, - объяснил глава «Красного Дракона», подумав, что Ли Мей в силу жизни в глухой дыре, скорее всего, просто не знает таких слов. – Ты думаешь, что просто ему не пара.

- Ну разумеется, вот ты и понял, - согласилась с ним девушка. – Если бы он был таким же, как я, обычным парнем, пусть даже из нашей столицы, а не из деревни, я бы, наверное, была даже и не против, чтобы он за мной ухаживал, хотя я все равно не знаю, что тут делать. А тут – так ведь действительно не пара я ему. Если бы моя мать узнала, так однозначно была бы против, да ладно еще она – здесь что люди скажут? Что я не по себе дерево рублю?

Мавадо только пожал плечами – мол, делай как знаешь, потому что сам давно заметил, что у внешнемирцев главную ценность имеют личные заслуги человека, а не его происхождение и то, каких родителей он сын. Девушке, впрочем, было от этого не легче, и сейчас, бродя по утреннему городу, она пыталась сообразить, что делать и как выбраться из этой внезапно возникшей на ее жизненном пути ловушке, в которую ее в очередной раз загнала жестокая судьба.

Воздух в куэтанской столице, располагавшейся в низине среди болот, был всегда влажным и сейчас напоминал Ли Мей тряпку или губку, напитавшуюся водой – ей, привыкшей к другому климату, в этом месте поначалу было тяжело дышать. Ей казалось, будто всю ее плотно завернули в эту мокрую тряпку, и она никак не может из нее выпутаться или ее стряхнуть. Что бы такое придумать – может быть, соврать Шэнг Цунгу, будто кто-то из ее семьи болен, и потихоньку сбежать домой? Не пойдет, он слишком проницателен, да к тому же и в душах читать умеет. Кроме того, даже если представить себе, что она и в самом деле отпросится под благовидным предлогом типа нездоровья кого-то из близких либо женитьбы брата домой в Вэйналию, все равно ей не удастся находиться там вечно. Праздник по случаю бракосочетания обычно длится день-два, в крайнем случае три, ну, на худой конец, она может погостить у молодоженов неделю, любая болезнь рано или поздно тоже заканчивается, и рано или поздно придется возвращаться на службу, от которой ее никто не освобождал. А тогда что – снова пытаться избегать встреч с Онагой?

Девушка привыкла плотно завтракать по утрам, но сейчас от волнения и переживаний она даже не ощущала голода. Побродив по улицам часа два, она все же решила, что пора возвращаться, пока ее не хватились, и прямо в дверях к своему ужасу столкнулась с Королем-Драконом. Тот пристально посмотрел на Ли Мей и сдержанно поздоровался, после чего спросил:

- Простите, но вы чем-то расстроены? У вас какой-то удрученный вид.

Та попыталась изобразить невозмутимость и равнодушие.

- Нет, все в порядке.

- Ли, не обманывайте меня, - ответил он. – Вы явно что-то недоговариваете. У вас какие-то неприятности? Дома, в семье, кто-то из ваших близких болен или у родных проблемы с деньгами? Скажите, и мы попытаемся вам помочь.

- Да нет, все в порядке, - повторила она. – К счастью, все мои родственники здоровы и ни в чем не нуждаются.

- Тогда чем вы так расстроены? – недоумевал Онага. – Мне показалось, что мы с вами не так давно познакомились поближе и даже вполне неплохо общались, но внезапно вы стали меня избегать, и я, честно говоря, не понял, что случилось. Если у вас все хорошо, то в чем тогда дело? Может быть, это я как-то неверно себя повел или чем-то вас обидел? Мне известно, что у вас на родине многое из того, что здесь считается обычным делом, является оскорбительным или неприличным. Честно говоря, я не могу полностью согласиться с Шэнг Цунгом – безусловно, он прав в том, что вредные обычаи типа принудительных браков надо запрещать и искоренять, но в том, что касается безвредных правил, в чужой храм со своим уставом не ходят. Если я сделал что-то не так, поверьте, я не хотел вас обидеть.

Ли Мей растерялась. С одной стороны, по словам Короля-Дракона было ясно, что он уважительно относится к чужим чувствам, с другой – если она скажет ему о своих мыслях, поймет ли он ее правильно? А то кто его знает, может быть, он не имел в виду ничего личного, просто проявляет к ней дружескую симпатию, а она такое скажет – ведь девушке не стоит первой заводить разговор о подобных вещах.

- Так что же случилось? – Онага продолжал настаивать на ответе. – Все-таки вы что-то недоговариваете. Либо у вас что-то случилось, но вы стесняетесь просить помощи, либо я вас чем-то обидел, либо… остается третье: я вам просто не нравлюсь, и поэтому вы меня избегаете. В таком случае – прошу меня извинить, если по незнанию надоедал вам своим обществом; к сожалению, нам придется вместе работать, но давайте тогда сведем наше общение исключительно к деловым вопросам.

Девушка вспыхнула; отчасти это был хороший повод, чтобы и в самом деле свести все столь смущающее ее общение к минимуму, и первым ее желанием было согласиться, но в то же самое время ей совершенно не хотелось обижать того, кто вполне неплохо к ней относится и не сделал ей ничего дурного – да к тому же с детства она считала, что лгать без крайней необходимости нехорошо.

- Простите меня, все не так, как вы думаете, - она опустила глаза и принялась разглядывать узор на половике. – Все совсем не так! Я ничего против вас не имею, и… просто… вы зря думаете, что мне неприятно общение с вами, но я… я считаю, что нам действительно следует свести все к деловым вопросам, - она путалась в словах, не зная, как более деликатно сформулировать свою мысль. – Вы пытаетесь разговаривать со мной, как с равной себе, но я никогда такой не буду. Я же не Шао Кан и не Шэнг Цунг, с которыми вы вполне можете быть друзьями. Я же человек не вашего круга. Просто девушка из деревни, если уж на то пошло, я даже и в армии не должна была никогда служить, если бы не приказ свыше, я бы, как все наши женщины, вышла замуж, родила детей и всю жизнь прожила у себя на родине, не выезжая даже в город. Поэтому… вы, безусловно, очень хороший человек, вы добрый, приветливый, и если бы не наша разница в происхождении, мы бы могли с вами подружиться и ходить вместе в кафе.

- Так вам понравилась наша прогулка? – с явным волнением в голосе поинтересовался Онага.

- Да, очень понравилась, - натянуто ответила Ли Мей. – Действительно понравилась, но поймите меня правильно – я не могу общаться с вами на равных, как, например, ваш советник, потому что я никогда не буду вам ровней. Поэтому простите меня, я не хотела вас обидеть.

Король-Дракон смотрел на девушку и пытался справиться с душевным волнением, от которого у него голова шла кругом. Она давно ему нравилась, но будь трижды прокляты все эти дурацкие порядки и обычаи! Не ровня она ему, видите ли, как будто во Внешнем Мире кто-то смотрит на чужое происхождение! Тем ему и нравилась родная вселенная, что местные жители были свободны от всяких условностей: сын крестьянина вполне мог стать генералом, если имел талант и способности к военному делу, а сын генерала – копать огород, если чувствовал в себе призвание выращивать овощи.

- Вы меня не обидели, - он улыбнулся уголками губ. – Однако у вас на родине очень странные обычаи.

Ли Мей незаметно отстранилась от своего собеседника.

- Какие уж есть.

Онага про себя отметил, что у вэйналки очень приятный голос.

- Не понимаю, зачем вообще обращать внимание на чье-то происхождение, главное – это личные склонности и способности человека. Кстати, а чего вы стоите одетая в коридоре? Снимите куртку, вам наверняка в ней жарко, и давайте пройдем, например, в столовую и обсудим там наши дела за чашкой чая, ведь это куда удобнее.

Ли Мей хотела было ответить, что ей якобы нужно идти по делам, и быстро убежать, но вместо этого вопреки собственному желанию кивнула.


ficbook.net/readfic/715075/10806122#part_conten...

@темы: фанфики, mortal kombat

URL
Комментарии
2016-03-11 в 10:26 

Kyora J.Lee
Дипломатия - игра интересов, не эмоций.
Adunithil anNair, спасибо за милую, теплую и ламповую главу. Очень понравились то, как описывались опасения Ли Мэй, и сам Онага, который и правитель, и бессмертный, а влюбился по уши. И, судя по главе, готов ждать, пока девушка разберется в своих чувствах.

2016-03-11 в 16:56 

Adunithil anNair
Сделай доброе дело - помоги Злу победить! // Душитель свободы и демократии// EVIL IS GOOD
Kyora J.Lee, спасибо! Рада, что понравилось!

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Горная крепость

главная